Уголовно-процессуальный кодекс

Российской Федерации

Комментарий к ст. 433 УПК РФ

1. Психическое состояние лица, совершившего общественно опасное деяние, запрещенное уголовным законом, имеет важное значение для решения вопроса о привлечении к уголовной ответственности и наказания этого лица, а также для определения процессуального порядка производства по уголовному делу. Согласно ст. 19 УК уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо.

2. Необходимым условием ответственности лица за совершенное им деяние является такое состояние его психики, когда оно может отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими. Лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики, уголовной ответственности не подлежит (ч. 1 ст. 21 УК). Согласно п. "б" ч. 1 ст. 97 УК не подлежит наказанию также лицо, совершившее преступление в состоянии вменяемости, страдающее психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение наказания.

3. Комментируя положения ст. 433 УПК, постараемся в большей степени разъяснять юридическую составляющую общей характеристики производства о применении принудительных мер медицинского характера. Медицинские критерии оснований для применения принудительных мер медицинского характера подробно и доходчиво изложены руководителем отделения Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского, заслуженным врачом РФ, доктором медицинских наук, профессором Ф.В. Кондратьевым в подготовленном им комментарии к указанной статье УПК <1573>.

--------------------------------

<1573> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (новая редакция). С. 673 - 679; и др.

4. Производство о применении принудительных мер медицинского характера начинается не одновременно с началом уголовного процесса. Рассмотрение и разрешение заявления (сообщения) о запрещенном уголовным законом деянии, к совершению которого причастно лицо, страдающее психическим заболеванием, имеет свои особенности. Между тем производство о применении принудительных мер медицинского характера на стадии возбуждения уголовного дела не осуществляется. По общему правилу рассматриваемое особое уголовно-процессуальное производство начинается лишь с того момента, когда будет установлено, что лицо, совершившее общественно опасное деяние (кто-либо из соучастников), совершило данное деяние в состоянии невменяемости или у него (у кого-либо из соучастников) психическое расстройство наступило после совершения преступления.

5. Исходя из содержания ст. 438 УПК, можно сделать вывод, что производство о применении принудительных мер медицинского характера начинается также с момента назначения судебно-психиатрической экспертизы лицу, в отношении которого собрана такая совокупность доказательств, которая при производстве предварительного расследования в обычном порядке позволила бы предъявить ему обвинение.

6. Соответственно по общему правилу основанием начала производства о применении принудительных мер медицинского характера является такая совокупность доказательств, которая позволяет признать доказанным то обстоятельство, что лицо, совершившее общественно опасное деяние, (кто-либо из соучастников) совершило данное деяние в состоянии невменяемости или у него (у кого-либо из соучастников) психическое расстройство наступило после совершения преступления.

7. Основанием начала производства о применении принудительных мер медицинского характера является также постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы лицу, в отношении которого собрана такая совокупность доказательств, которая при производстве предварительного расследования в обычном порядке позволила бы предъявить ему обвинение.

8. Принято считать, что особый порядок производства о применении принудительных мер медицинского характера урегулирован не только статьями гл. 51 УПК. Соответствующие нормы содержатся также в других статьях - ст. ст. 10, 29, 49 - 51, 109, 128, 129, 133, 136, 151, 162, 163, 195, 196, 203, 208, 237, 238, 253, 308, 352, 397 УПК.

9. К примеру, особенностью производства о применении принудительной меры медицинского характера является участие в деле законного представителя лица, в отношении которого ведется данное производство. Понятие законного представителя дано в п. 12 ст. 5 УПК. Между тем оно не может быть распространено на рассматриваемое нами особое уголовно-процессуальное производство. Давая определение понятия "законный представитель", законодатель забыл о существовании ст. 437 УПК, регламентирующей порядок участия и правовой статус законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера. Вместе с тем именно ст. 5 УПК позволяет понять, кто может быть привлечен в качестве законного представителя лица, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера. Законным представителем такого лица могут быть близкие родственники. Пункт 4 ст. 5 УПК дает их перечень. Согласно данной нормы права близкими родственниками признаются супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки. При отсутствии близкого родственника законным представителем может быть признан орган опеки и попечительства (ч. 1 ст. 437 УПК).

10. Статья 29 УПК предоставляет только суду право применять в соответствии с требованиями гл. 51 УПК к лицу принудительные меры медицинского характера и помещать подозреваемого, обвиняемого, не находящегося под стражей, в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы. Статьи 49 и 50 УПК посвящены правовому статусу, порядку приглашения, назначения и замены такого субъекта уголовного процесса как защитник. Участие же защитника по делам о применении принудительных мер медицинского характера обязательно не только в связи с требованиями ст. 438 УПК, но и в связи с п. 3 ч. 1 ст. 51 УПК.

11. Согласно п. 3 ч. 10 ст. 109 УПК в срок содержания под стражей засчитывается время принудительного нахождения в медицинском или психиатрическом стационаре по решению суда. Часть 1 ст. 128 УПК определяет порядок исчисления срока нахождения в психиатрическом стационаре, а ч. 1 ст. 129 УПК то, как лицо, находящееся в психиатрическом стационаре, должно действовать, чтобы срок подачи жалобы или иного документа не считался пропущенным.

12. Статьи 195 и 196 УПК РФ посвящены судебной экспертизе. В п. 3 ст. 196 УПК, в частности, закреплено требование обязательного производства судебной экспертизы, если необходимо установить психическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.

13. Порядок помещения лица в психиатрический стационар для производства судебной экспертизы определен ст. 203 УПК.

14. В отношении лица, совершившего преступление в состоянии невменяемости (лица, совершившего преступление в состоянии вменяемости, но страдающего психическим расстройством, делающим невозможным назначение или исполнение наказания), обязательно должно быть осуществлено производство о применении принудительных мер медицинского характера. Между тем не всегда оно завершается применением к нему указанных мер.

15. Предварительное расследование и судебное разбирательство в отношении лица, страдающего психическим расстройством, препятствующим его участию в процессуальных действиях (исключающем возможность его явки в суд), может быть приостановлено. Когда лицо заболело душевной болезнью после совершения преступления, заболевание (тяжелое, удостоверенное медицинским заключением, препятствующее участию подозреваемого или обвиняемого в процессуальных действиях) носит временный непродолжительный характер и оно не опасно для общества, предварительное расследование не завершается, а приостанавливается в соответствии с требованиями п. 4 ч. 1 ст. 208 УПК. Приостановлению подлежит также судебное разбирательство в случае временного непродолжительного тяжелого заболевания обвиняемого, если оно подтверждается медицинским заключением (п. 2 ч. 1 ст. 238 УПК), а равно в случае психического расстройства подсудимого, исключающего возможность его явки в суд (ч. 3 ст. 253 УПК).

16. Производство о применении принудительных мер медицинского характера может быть завершено решением о прекращении уголовного дела. Причем дело прекращается при наличии установленных законом общих оснований (ст. ст. 24, 27 УПК), а также при наличии специфического, предусмотренного только п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК основания.

17. Если в ходе предварительного расследования будут установлены основания для применения принудительных мер медицинского характера, следователь выносит постановление о направлении дела в суд, в котором излагаются все обстоятельства и основания для применения судом указанных мер.

18. С учетом психического состояния лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, а также в силу характера и степени общественной опасности совершенного деяния суд может применить к указанным лицам принудительные меры медицинского характера:

1) принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

2) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

3) принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением (ч. 1 ст. 99 УК).

19. Пункт "а" ч. 1 ст. 99 УК предусматривает еще один вид принудительных мер медицинского характера - амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Данное обстоятельство приводит некоторых ученых к мнению, что названный вид принудительных мер медицинского характера может быть применен к "невменяемым и лицам, заболевшим после совершения преступления тяжким психическим расстройством" <1574>. Между тем с таким утверждением трудно согласиться. Согласно ч. 1 коммент. ст. в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, осуществляется производство по применению принудительных мер медицинского характера, указанных в п. п. "б" - "г" ч. 1 ст. 99 УК. В данной норме прямо обращено внимание на то, что данный вид особого уголовно-процессуального производства не касается применения к лицу принудительных мер медицинского характера, предусмотренных п. "а" ч. 1 ст. 99 УК, то есть амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра.

--------------------------------

<1574> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации... М.: ТК "Велби". С. 537.

20. Буквальное толкование ч. 1 коммент. ст. может привести к двум выводам:

1) либо в уголовном процессе одновременно существует два производства о применении принудительных мер медицинского характера. Одно осуществляется перед тем, как принимается решение о применении амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра, а другое - о применении всех иных предусмотренных ст. 99 УК принудительных мер медицинского характера;

2) либо производство о применении принудительных мер медицинского характера - это производство о применении лишь мер, предусмотренных п. п. "б" - "г" ч. 1 ст. 99 УК. Именно ему посвящена гл. 51 УПК. Применение же судом к лицу амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра осуществляется в рамках деятельности, о которой идет речь в ч. 4 коммент. ст.

21. Думается, что второй вывод в большей степени отражает идею законодателя. Первый вывод представляется небезупречным. Это происходит потому, что в УПК нигде и ничего не сказано о наличии второго производства о применении принудительных мер медицинского характера - производства о применении в отношении лица, совершившего запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лица, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра. Напротив, ч. 1 коммент. ст. прямо обращает внимание на то, что в отношении указанных лиц осуществляется производство о применении принудительных мер медицинского характера, предусмотренных п. п. "б" - "г" ч. 1 ст. 99 УК, что позволяет исключить возможность применения к ним в рамках предусмотренного гл. 51 УПК особого производства такой принудительной меры медицинского характера, как амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

22. В комментариях к УПК под общей редакцией Н.А. Петухова и Г.И. Загорского авторы разъяснений к соответствующей главе, Ф.В. Кондратьев и С.М. Пахомов, утверждают, что "отсутствие п. "а" ч. 1 ст. 99 УК в ст. 433 <1575> о применении ПММХ <1576> является явным упущением, ибо кроме суда никто не может применить к невменяемым этот вид ПММХ. При существующей практике <1577> амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра назначает именно суд как первичный вид ПММХ или в случаях изменения стационарного принудительного лечения на амбулаторное. Поскольку для невменяемых амбулаторное принудительное лечение может назначаться, продлеваться и изменяться только судом, то рассмотрение производства о применении этого вида ПММХ должно находить отражение в главе 51 УПК" <1578>.

--------------------------------

<1575> В Комментариях к УПК не указано, о статье какого закона идет речь. Думается, что авторы здесь говорят о ст. 433 УПК. См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (новая редакция). С. 676.

<1576> Данной аббревиатурой авторы обозначают понятие "принудительные меры медицинского характера".

<1577> Не совсем ясно, о какой практике идет речь. Первое издание данной работы подписано в печать 20 марта 2002 г., а второе - 5 июня 2002 г., то есть когда УПК 2001 г. еще не вступил в силу, и соответственно никакой практики его применения на тот момент не могло быть. Положения же ст. 403 УПК РСФСР по вопросу назначения судом амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра кардинально отличаются от положений ст. 433 УПК. Поэтому практика применения ст. 433 УПК не только может, но и должна отличаться от практики применения ст. 403 УПК РСФСР.

<1578> Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (новая редакция). С. 676.

23. Действительно, п. "а" ч. 1 ст. 99 УК суду предоставлено право назначать амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра. Согласно ст. ст. 97 и 100 УК данная разновидность принудительных мер медицинского характера может быть назначена судом не только к невменяемым (лицам, совершившим деяния, предусмотренные статьями Особенной части УК, в состоянии невменяемости), но и к лицам:

а) у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

б) совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

24. Между тем данное правовое положение в настоящее время действует не полностью. Согласно правилам ст. 4 Федерального закона от 18 декабря 2001 г. "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" действующие на территории Российской Федерации федеральные законы и иные нормативные правовые акты, связанные с УПК (а таковым является и УК), подлежат приведению в соответствие с УПК. Впредь до приведения в соответствие с УПК указанные федеральные законы и иные нормативные правовые акты применяются в части, не противоречащей УПК.

25. Если принимать в учет положения ст. 4 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", то приходишь к выводу, что не коммент. ст. нужно приводить в соответствие со ст. 99 УК, а наоборот. До приведения в соответствие с положениями коммент. ст. ст. 99 УК может применяться только в части, не противоречащей коммент. ст. Иначе говоря, в настоящее время амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра как принудительная мера медицинского характера может быть назначена судом только лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости.

26. Требования гл. 51 УПК не распространяются на лиц, в отношении которых судом может быть назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра.

27. Итак, в рамках производства, основания которого урегулированы ч. ч. 1 - 3 коммент. ст., суд может применить принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего, специализированного типа и в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

28. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа применяется в отношении лиц, страдающих психическим расстройством (душевнобольных), которые по своему психическому состоянию нуждаются в стационарном лечении и наблюдении, но не требуют интенсивного наблюдения. Урегулированная УПК РСФСР 1960 г. практика принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа показывает, что это обычно лица, которые совершили общественно опасное деяние, не связанное с посягательством на жизнь граждан, по психическому состоянию не представляющие угрозы для окружающих.

29. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа применяется к лицам, страдающим психическим расстройством (душевнобольным), которые по своему психическому состоянию представляют особую опасность для себя или других людей. Обычно это лица, которые совершили общественно опасное деяние, связанное с посягательством на жизнь граждан.

30. Принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением применяется к душевнобольным, по психологическому состоянию и характеру совершенного ими общественно опасного деяния представляющим особую опасность для себя или других людей и требующим постоянного и интенсивного наблюдения. Все, кто помещен в такой психиатрический стационар, должны содержаться в условиях, исключающих возможность совершения ими нового общественно опасного деяния.

31. Таким образом, принудительные меры медицинского характера применяются только к лицам, которые по характеру совершенного ими деяния и своему болезненному состоянию представляют опасность для себя или других лиц в связи с возможностью причинения ими иного серьезного вреда.

32. Причем решение вопроса о невменяемости, применении принудительной меры медицинского характера, определении типа психиатрического учреждения органов здравоохранения относится к компетенции суда <1579>.

--------------------------------

<1579> По аналогии. См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. N 4 "О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера" // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Спарк, 2000. С. 186.

33. Как правильно отмечает большинство ученых, принудительные меры медицинского характера не являются мерами уголовного наказания. Они представляют собой систему психотерапевтических, медико-профилактических и медико-реабилитационных мер, а также систему медицинских мер по уходу и надзору за психически больными <1580>.

--------------------------------

<1580> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации... М.: ТК "Велби". С. 536.

34. Осуществляются они не в системе учреждений, исполняющих наказание, а в психиатрических учреждениях органов здравоохранения. Причем лица, по постановлению суда помещенные в психиатрический стационар для применения к ним принудительных мер медицинского характера, признаются нетрудоспособными на весь период пребывания в психиатрическом стационаре и имеют право на пособие по государственному социальному страхованию или на пенсию на общих основаниях. Они пользуются также следующими правами:

- обращаться непосредственно к главному врачу или заведующему отделением по вопросам лечения, обследования, выписки из психиатрического стационара и соблюдения прав, предоставленных Законом РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании";

- подавать без цензуры жалобы и заявления в органы представительной и исполнительной власти, прокуратуру, суд и адвокату;

- встречаться с адвокатом и священнослужителем наедине;

- исполнять религиозные обряды, соблюдать религиозные каноны, в том числе пост, по согласованию с администрацией иметь религиозные атрибутику и литературу;

- выписывать газеты и журналы;

- получать образование по программе общеобразовательной школы или специальной школы для детей с нарушением интеллектуального развития, если пациент не достиг 18 лет;

- получать наравне с другими гражданами вознаграждение за труд в соответствии с его количеством и качеством, если пациент участвует в производительном труде.

35. Лицо, к которому применены принудительные меры медицинского характера, имеет также следующие права, которые могут быть ограничены по рекомендации лечащего врача заведующим отделением или главным врачом в интересах здоровья или безопасности пациентов, а также в интересах здоровья или безопасности других лиц:

- вести переписку без цензуры;

- получать и отправлять посылки, бандероли и денежные переводы;

- пользоваться телефоном;

- принимать посетителей;

- иметь и приобретать предметы первой необходимости, пользоваться собственной одеждой (ст. 37 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании").

36. Суд не назначает срока применения принудительных мер медицинского характера. Между тем в соответствии с ч. 2 ст. 102 УК как минимум каждые шесть месяцев лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров для решения вопроса о наличии оснований для внесения представления в суд о прекращении, продлении применения или об изменении данной меры. Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляется в рамках процедуры рассмотрения вопросов, связанных с исполнением приговоров (п. 12 ст. 397 УПК) с соблюдением требований ст. 445 УПК.

37. В том же порядке принудительные меры медицинского характера назначаются лицу, у которого после совершения преступления наступило психическое расстройство, лишающее его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (п. 6 ст. 397 УПК).

38. По аналогии с не потерявшими своей актуальности положениями, содержащимися в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г. N 4 "О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера" <1581> принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом к лицам:

--------------------------------

<1581> На данные положения ссылаются и другие авторы. См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу... М.: Спарк, 2002. С. 708 - 709.

а) совершившим запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости. В этом случае они освобождаются от уголовной ответственности;

б) у которых психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, наступило после совершения преступления, но до вынесения приговора. Эти лица освобождаются от наказания. По выздоровлении они могут быть подвергнуты наказанию, если не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности или не наступили другие основания, освобождающие от уголовной ответственности и наказания;

в) у которых психическое расстройство, делающее невозможным дальнейшее исполнение наказания, наступило во время отбывания наказания. Эти лица могут быть освобождены от дальнейшего отбывания наказания. В случае выздоровления к ним с соблюдением требований ст. 103 УК может быть применено наказание, если нет оснований для освобождения от такового <1582>.

--------------------------------

<1582> См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР N 4 от 26 апреля 1984 г. "О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера" // Сборник постановлений... С. 185.

39. В ч. 4 коммент. ст. закралась некоторая неточность. Здесь говорится, что принудительные меры медицинского характера "применяются" при постановлении приговора. О том, что принудительные меры медицинского характера "применяются" при постановлении приговора, утверждает также доцент Московской академии МВД России В.К. Бобров <1583>.

--------------------------------

<1583> См.: Бобров В.К. Глава 51. Производство о применении принудительных мер медицинского характера // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; науч. ред. В.П. Божьев. М.: Спарк, 2002. С. 708.

40. Между тем ни суд, ни какой другой орган при (во время) постановлении приговора принудительных мер не только не применяет, но и не может применить. Суд не имеет в своем распоряжении соответствующих средств. Применение принудительных мер медицинского характера не является функцией суда.

41. В соответствии с ч. 1 ст. 18 УИК РФ к осужденным к ограничению свободы, аресту, лишению свободы, страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, данные меры применяются учреждениями, исполняющими указанные виды наказаний. Данные меры применяются по решению суда соответственно после, а не при постановлении приговора. Судом же принудительные меры медицинского характера не применяются, а назначаются.

42. Путаница с понятиями "применение принудительных мер медицинского характера" и "назначение принудительных мер медицинского характера" отразилась также на содержании приведенных некоторыми авторами разъяснений положений ст. 433 УПК. Ими дается определение понятию "основания применения принудительных мер медицинского характера", назначенных в соответствии с ч. 1 ст. 443 УПК.

43. Так, В.К. Бобров отмечает, что основанием применения принудительных мер медицинского характера являются опасность лица, вытекающая из его предыдущего поведения, и психическое расстройство, которое связано с опасностью для него и других лиц либо с возможностью причинения им иного существенного вреда (например, совершением нового преступления) <1584>.

--------------------------------

<1584> См.: Бобров В.К. Указ. соч. С. 709.

44. С.П. Щерба приводит аналогичное определение. По его мнению, "основанием для применения принудительных мер медицинского характера являются общественная опасность лица, вытекающая из его предыдущего поведения, психического состояния, и возможности в связи с этим совершения новых общественно опасных деяний" <1585>.

--------------------------------

<1585> См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу... М.: Экзамен XXI, 2002. С. 595.

45. Авторы в своих определениях скорее всего говорят об основаниях назначения принудительных мер медицинского характера, а не их применения. Не будем в настоящем комментарии рассуждать о качестве интерпретации авторами содержания ч. 1 ст. 443 УПК, в которой и идет речь об основаниях назначения принудительных мер медицинского характера <1586>. Она, в особенности у В.К. Боброва, мало соответствует букве закона.

--------------------------------

<1586> Не составляет труда заметить, что, не отвечая на вопрос, что является основанием для производства (начала производства) о применении принудительных мер медицинского характера (а именно об этом идет речь в комментируемой ими статье), В.К. Бобров, к примеру, пытается прокомментировать положения ст. 443 УПК, а не ст. 433 УПК, которую он якобы разъясняет. Нами же в настоящей работе разъяснено указанное основание лишь из-за того, что его анализ приведен в двух комментариях к УПК. Тем более что данные комментарии вышли в свет под общей редакцией - один председателя Верховного Суда РФ, а другой - заместителя Министра внутренних дел РФ - начальника Следственного комитета при МВД России.

46. Отметим лишь то, что, исходя из положений, закрепленных в ч. 1 ст. 13 Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" и ч. 1 ст. 443 УПК, основанием применения принудительных мер медицинского характера может быть только постановление суда об освобождении лица от уголовной ответственности и о применении <1587> к нему принудительных мер медицинского характера. Лицо может быть опасным, страдать психическим расстройством, но если в отношении него не будет вынесено соответствующего постановления, применение в отношении данного лица принудительных мер медицинского характера следует признать незаконным в связи с отсутствием юридического основания их применения.

--------------------------------

<1587> Думается, и в наименовании данного постановления последовательнее было бы говорить не о применении принудительных мер медицинского характера, а об их назначении, как об этом упомянуто в ч. 2 ст. 433 УПК.

47. Между тем и с характеристикой основания назначения принудительных мер медицинского характера через термины "опасность лица" и "психическое расстройство" можно поспорить. Согласно ч. 1 ст. 443 УПК постановление об освобождении лица от уголовной ответственности и о применении к нему принудительных мер медицинского характера выносится в связи (на основании) с признанием доказанным, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.

48. Редакция данной нормы позволяет понять подход законодателя к понятию основания рассматриваемого нами процессуального решения. Основанием данного процессуального решения является не свойство личности и тем более не его заболевание ("психическое расстройство"), а достаточная для принятия искомого решения совокупность доказательств.

49. Соответственно основанием назначения принудительных мер медицинского характера является такая совокупность доказательств, которая позволяет признать доказанным то обстоятельство, что деяние, запрещенное уголовным законом, совершено данным лицом в состоянии невменяемости или что у этого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение.

50. Основание же производства о применении принудительных мер медицинского характера - это, с одной стороны, совокупность доказательств, позволяющая признать доказанным, что лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние (кто-либо из соучастников), совершило данное деяние в состоянии невменяемости или у него (у кого-либо из соучастников) психическое расстройство наступило после совершения преступления, с другой - постановление о назначении судебно-психиатрической экспертизы лицу, в отношении которого собрана такая совокупность доказательств, которая при производстве предварительного расследования в обычном порядке позволила бы предъявить ему обвинение.

51. См. также комментарий к ст. ст. 439, 441, 442, 444, 445 и ко всем иным названным здесь статьям УПК <1588>.

--------------------------------

<1588> Более полный комментарий к настоящей статье см.: Рыжаков А.П. Основания для производства о применении принудительных мер медицинского характера. Комментарий к статье 433 УПК.


Уголовно-процессуальный кодекс

Раздел II

УЧАСТНИКИ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Раздел IV

МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

Раздел IX

ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Раздел X

ОСОБЫЙ ПОРЯДОК СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА

Раздел XI

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА У МИРОВОГО СУДЬИ

Раздел XII

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА В СУДЕ С УЧАСТИЕМ ПРИСЯЖНЫХ ЗАСЕДАТЕЛЕЙ

Раздел XIII

ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ ВТОРОЙ ИНСТАНЦИИ

Раздел XV

ПЕРЕСМОТР ВСТУПИВШИХ В ЗАКОННУЮ СИЛУ ПРИГОВОРОВ, ОПРЕДЕЛЕНИЙ И ПОСТАНОВЛЕНИЙ СУДА

Раздел XVI

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО ОТДЕЛЬНЫМ КАТЕГОРИЯМ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

Раздел XVII

ОСОБЕННОСТИ ПРОИЗВОДСТВА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ

Раздел XVIII

ПОРЯДОК ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СУДОВ, ПРОКУРОРОВ, СЛЕДОВАТЕЛЕЙ И ОРГАНОВ ДОЗНАНИЯ С СООТВЕТСТВУЮЩИМИ КОМПЕТЕНТНЫМИ ОРГАНАМИ И ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ ИНОСТРАННЫХ ГОСУДАРСТВ И МЕЖДУНАРОДНЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ

Раздел XIX

ПРИМЕНЕНИЕ БЛАНКОВ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДОКУМЕНТОВ